114453_or
Наш детский садик отличается от других детских садиков тем, что у нас воспитывается Костик Егоров. А где Костик, там происходят всякие неожиданные вещи. И все воспитатели садика об этом знают. Вот – последний случай:
– Малья Ивановна, а что такое коллупция? – спросил Костик Егоров воспитательницу. Он не всегда выговаривал букву «р», но понять его было можно.
– А тебе зачем это знать? – удивилась Марья Ивановна, подозревая и имея на то все основания Костика в очередном подвохе.
– А мне папа говорил, что эта самая коллупция скоро съест нашу стлану. А вы говолили, что наша стлана самая большая в миле. И какого же лазмела тогда эта коллупция?
– Костик, играл бы ты лучше в машинки, – вздохнула Марья Ивановна. – И не задавай мне больше риторических вопросов. Давай лучше я попробую объяснить тебе по-простому. Вот ты захотел поиграть Машиными игрушками. А она в ответ потребовала, чтобы ты съел ее манную кашу.
– Какая же это коллупция? – удивился Костик. – Это нолмальные лыночные отношения.
– Тогда я попробую по-другому. Вот идет эпидемия гриппа. Один чихнул и вся группа заболела. Коррупция – это тоже такая болезнь. Вирусная инфекция.
– Нет, мне кажется, что плилода коллупции лежит где-то глубже.
– Тогда скажи, что ты сам думаешь?
– Я думаю, что коллупция – это когда плохие дяди плодают нашу нефть, а потом писают в золотые унитазы.
Марья Ивановна поперхнулась.
– Да, глубоко копаешь. Быть тебе Костик философом, когда вырастешь.
– Нет, я хочу быть оводом.
– ???
– Ну, леволюционел такой был. И я буду слажаться с этой коллупцией как с длаконом. А вы, Малья Ивановна, знаете, кто в нашей стлане самый большой вол?
Марья Ивановна побледнела, оглянулась по сторонам и закричала:
– Молчи, Егоров. Здесь никаких имен!
– А чего вы так пелепугались, – удивился Костик. – Я вот не знаю, потому и сплосил.
– Значит так, Костик, назначаю тебе дополнительную порцию манной каши. А когда ты ешь, то ты глух и нем. Все понятно?
– Понятно, Малья Ивановна. Будем с вами играть в гестапо. Овод на доплосе у Мюллела! А что такое банделлоги?
–!!!
Костик все-таки получил свою дополнительную порцию манной каши с ежевичным вареньем и мужественно ее всю съел. А я, Маша, ему помогала. Потому что Костик – самый умный и смелый мальчик в группе. И когда мы вырастем, то…
Но я про это пока рассказывать не буду.
А как-то раз Костик предложил нам поиграть в Думу. Мы сначала не хотели, а потом оказалось так весело!
Костик сел на диван и взял в руки указку:
– Значит, я буду спикелом, а вы все депутаты.
И мы все расселись по своим стульчикам, еще не понимая, как можно играть в депутатов. А Костик постучал указкой по столу:
– Значит, тут я самый главный, а вы будете поднимать руки.
– А если я не хочу поднимать руки? – спросила я.
– Значит, будешь иглать одна, – ответил Костик. – Или играй по моим плавилам. А когда придумаешь свою иглу, то я буду играть по твоим плавилам. А эту иглу я по телевизолу видел. Очень смешная.
И я, конечно, обиделась.
– Некотолые думают, что у нас в Думе не любят детей, – начал Костик. А мы все внимательно его слушали. – Это неплавда. Мы, депутаты, не можем не любить детей, потому что мы сами .
И мы все засмеялись.
– Плоклятые амеликанцы из соседней глуппы не хотят с нами длужить. А мы хотим иглать в их комнате, потому что у них иглушек больше. А они нас туда не пускают.
И мы недовольно зашумели.
– Кто за то, чтобы их наказать и отнять у них иглушки? Быстло, быстло все подняли луки!
И мы все послушно подняли руки. А Костик продолжил:
– Некотолые думают, что в нашей Думе надо думать. Кто так думает – тот дулак.
Костик раздул щеки.
– А дулаков у нас в думе нет. Ведь мы же все умные, плавда?
И мы все закричали:
– Правда, правда!
И подняли руки в знак согласия. Мы уже поднимали руки без команды Костика.
– А тепель выступит депутат Жилиновский. Кто хочет быть Жилиновским? Давай ты, Мишка. Ты умеешь громче всех кличать в глуппе.
Со стульчика встал Мишка Балакин.
– А что мне говорить?
– Ничего. Просто вопи и пускай слюни.
И Мишка как завопит, что тут прибежала Марья Ивановна и спросила:
– А что тут у вас происходит? Опять Костик Егоров воду мутит?
На что Костик ответил:
– Не Костик, а Константин Селгеевич. И я тепель спикел! Мы тут в Думу иглаем.
И Марья Ивановна шлепнула его по попе и сказала:
– Спикером будешь, когда все буквы научишься выговаривать. А пока я вашу Думу разгоняю. Толку от нее все равно никакого.
И мы пошли гулять на улицу. А я сказала Костику:
– Не надо тебе быть спикером. Ты мне революционером больше нравился.
И Костик согласился со мной, и мы помирились.
Вот такая еще одна про наш садик.
  • нет