Остап Бакин Создатель марки Jewelry Zoo
Украшения на мужчине довольно редкая вещь по очень простой причине — мало кто знает, как их нужно носить, сколько можно надеть за раз и вообще где взять что-то кроме какой-нибудь стандартной «печатки» или кондового орла из байк-магазина. KOKO продолжает работать над решением этой проблемы: мы нашли человека, который делает украшения для мужчин и знает, как их носить. Остап Бакин — создатель Jewelry Zoo — рассказал про свои изделия и объяснил, что с ними нужно делать.
Мой отец на протяжении тридцати лет занимался ювелирным крафтом в Кирове, и с начала 2000 года я шесть лет работал у него в подмастерьях. Делал всю черную работу, понял, как работать с серебром и камнями, потом мне все это надоело, и я сорвался в Москву. Стал заниматься дизайном среды, пока вдруг не вернулось желание снова заниматься «ювелиркой».
80 процентов современных украшений — ширпотреб и совдеп. Когда я работал в Вятке (старое название Кирова. — Прим. ред.), мне приносили вещи на переплавку — и это был настоящий парад безвкусицы — вещи, которые должны были остаться в 1972-м, или когда их там придумали.
Перстень с филигранью и завитушечками от «Псковского ювелирного завода» — это настолько в прошлом, лучше вообще ничего не надевать. Вот и сейчас все либо не очень интересное, либо стоит интересных денег. Я придумал, как сделать классный дизайн за сносные деньги. Среди моих украшений можно найти что-нибудь очень красивое в диапазоне от двух до восьми тысяч рублей.
Все свои идеи я сначала воплощаю в пластике, потом созваниваюсь с отцом, объясняю ему идею, показываю эскиз. Основа делается на литейном станке, поскольку каждое изделие очень тяжелое, остальное — ручная работа.
Недавно я увидел мертвого голубя на дороге. Прибежал домой, тут же набросал увиденное, сделал слепок, видоизменил — получилась подвеска в виде вороньего черепа. В другой раз я пошел в палеонтологический музей и увидел макет птеродактиля — вернулся домой и сделал такого же, только поменьше.
Я работаю в двух направлениях — животное и космическое: черепа или кристаллы, четкие линии, что-то такое абстрактное. Но я не совсем пока «отлетевший» парень по этой части: мне просто близка эстетика индейцев навахо.
По серебру очень приятно работать — очень это теплый металл. Если опустить столовое серебро в воду, оно становится таким же горячим, как вода. Чтобы разнообразить цвет, я добавляю бронзу. Серебро стеллингую — это вид обработки, чернение серебра. На некоторых людях серебро чернеет, и чтобы оно сохранило цвет, и было придумано стеллингованное серебро.
НЕЛЕПО НА МУЖЧИНЕ СМОТРИТСЯ ТО, В ЧЕМ ЕМУ САМОМУ НЕКОМФОРТНО
По-моему, у меня конкурентов нет, хотя, не буду скрывать, я был бы рад, если бы они появились. Недавно отвез свои украшения в Preppy Store к Степану с Сергеем Якобсоном. Когда держал коробку с украшениями, переполняло такое честолюбивое ощущение, что вот оно, у меня в руках — все сделал я. Потом это чувство куда-то испарилось, когда я выставился в шоу-руме. Слишком много вещей сейчас находятся в разработке, чтобы отвлекаться на всякую ерунду.
Мои украшения носить можно со всем, кроме костюма. Я бы сделал так: джинсовая или ковбойская рубашка, классический блейзер на двух пуговицах. Джинсы. И могут быть классические ботинки. И можно надеть collar tips (металлические украшения уголков воротника. — Прим. ред.), и это будет выглядеть круто и выражать индивидуальность. У меня есть американские драные джинсы, я их ношу с грубым ремнем, подворачиваю джинсы, надеваю на голые ноги ботинки и надеваю эти уголки на воротник.
Возможно, на чернокожих ребятах смотрятся круто тяжелые цепи и огромные кольца. Но в России это вызывает ассоциации с лихими 1990-ми и выглядит глупо и некрасиво. Мне кажется, мужчина может надеть несколько разных браслетов — хоть три, хоть десять, если совмещать веревочки с серебряным браслетом, например. И пару колец, уж точно не больше, чтобы не напоминало о броне.
Нелепо на мужчине смотрится то, в чем ему самому некомфортно. Поэтому я спокойно отношусь к тем, кто называет украшения «цапками» и не носит их. Все равно человек понимающий найдет ко мне дорогу.






















  • нет