В каждой шутке – только какая-то толика собственно шутки. Всё остальное – чистой воды правда. Да, так-то оно понятно, что ухи из петуха не сварить. Если в отношении первого горячего блюда, то из этой птицы (заметьте – не рыбы!) может получиться только куриный суп.

Но вот почему куриный(!) суп варят именно из петуха? Ведь он, суп то есть, – куриный! Соответственно, и вариться должен из курицы. А вот и нет!

Экономика, как в своё время говорил нынче мало кому известный Егор Лигачев, должна быть экономной. А если так, то курицу на суп – никак нельзя. Вернее, можно, но неправильно это. Ведь , в отличие от петуха, дает нам не только . Но и яйца. И зачем тогда её, несущую пусть даже и не золотые, но от того не менее вкусные яйца, и – под нож. Нет, конечно, и её – можно. После того как она отнесется своё. Но, можете представить, какое у этой, по куриным меркам, древней старушки будет мясо? Да его сутками вари, а оно как было жестким, так и останется таковым.

Зато петушиное мясо… Совсем другой коленкор. Их же молодыми, как только по осени посчитают подросших цыплят и отделят зерна от плевел, а курочек от петушков… Так и начинают потихоньку сокращать петушиную составляющую куриной стаи, время от времени пуская молодняк под нож. Курочек-то – чем больше, тем лучше. А петуха на весь курятник и одного достаточно. Максимум – пары. Для конкуренции.

Но с осени с забоем молодых петушков можно особо не торопиться. Пусть, если есть такая возможность, подрастут, наберут веса. Но и на дармовщинку зерном их кормить тоже не дело! Поэтому время от времени то один, то другой петушок с молодым, нежным мясом отправляется под нож. А вот ко времени окончания Рождественского поста молодь уже дорастает то того уровня и размера, при котором им собственный батюшка – старый петух – не авторитет. И начинается битва за сердца куриных красавиц и право верховенства в курятнике не только среди молодых, но и между молодыми и старым. А это – отвлекает петухов от их основной, воспроизводственной функции. И очень сильно отвлекает.

До такой степени, что экономика становится неэкономной. Поэтому ближе к Рождеству, оставив одного-двух молодых петушков на племя, всех остальных пускают под нож. Благодаря лучшему природному холодильнику – дедушке Морозу, заготовленное впрок мясо не испортится, а в курином царстве-государстве воцаряется порядок и спокойствие, вместе дарующие хозяину ту самую стабильность, от которой так сильно зависит яйценоскость его подопечных. Ну, а зарезанных петушков, само собою, не только на жаркое, но и на суп.

А вот о супе мы сегодня поговорим подробнее.

Конечно, городская торговая сеть не может обеспечить нас исключительно петушиным мясом. Поэтому – что поделаешь? – приходится довольствоваться цыплятами-бройлерами. Но и они для супа – вполне.

Для того чтобы бульон у нас получился не просто мясной, а костно-мясной, лучше всего использовать такие части куриной тушки, как шея, крылья, ноги, голень. Или грудина, с которой уже обрезано филе. Иногда в магазинах продают куриные суповые наборы, в которых может присутствовать всё вышеперечисленное.

Ну, а конкретно у меня под рукой была голень. На трехлитровую кастрюлю – граммов 500-600.

Но только мяса и костей для куриного супа мало. Я так вообще считаю, что без потрошков куриный суп никак не сварить. Помните знаменитое Глеба Жеглова: «Эх… Сейчас бы куриного супчику… Да с потрошками!»? А уж Глебушка знал толк! Не только в черных кошках, которых он без труда находил в темных комнатах. Но и в курином супе – тоже. Как его варить без потрошков? Да без них у куриного супа ни запаха аппетитного, ни вкуса настоящего, насыщенного не будет!

Прислушаемся к мнению знатоков. И к куриной голени (шеям, крылья и т. п.) добавим граммов по 200-250 куриных сердец, столько же желудков и 3-4 кусочка (до 100 г) куриной печени. С желудков удалим лишний жир, снимем внутреннюю покровную пленку, помоем их и всё остальное, приготовленное для супа – печень, сердечки, голень – и после этого опустим в уже стоящую на плите кастрюлю с холодной водой. Доведем её содержимое до кипения, снимем пенку, добавим с десяток горошин черного перца, лавровый листик и на время оставим наш бульон доходить до готовности на медленном огне.

А сами пока очистим головку репчатого лука и одну морковку. Пошинкуем полукольцами, потрем на крупной терке. После этого включим огонь, поставим на плиту сковороду, вольем в неё немного растительного масла и… Подождем, пока оно не накалится. Буквально пару минут. А вот теперь… Можно обжаривать лук. Как только он помягчеет и зазолотится (пяти минут для этого вполне достаточно), добавляем в сковороду морковь и обжариваем уже всё вместе. Тоже недолго.

Пока мы чистили, шинковали, терли, обжаривали… Глядишь, полчаса и прошло. Пора добавлять в бульон картошку, 4-5 средних по размеру нам вполне достаточно. Чистим их, нарезаем кубиками и загружаем в кастрюлю. Снова доводим бульон до кипения, а как он закипит, убавляем огонь до малого и начинаем заниматься… вермишелью.

По классике рецепта в супе, вообще-то, должна быть лапша. Но… Не мужское это дело – тесто. Вот и филоню я с лапшой. Без какой жалости и экономии – макаронные изделия любят, когда им разрешают свободно «поплавать» – наливаю в кастрюльку воды, довожу её до кипения, присаливаю и, помешивая, чтобы вермишель не пристала ко дну, опускаю её в кипящую жидкость. Как только она снова закипит, огонь убавляю и варю вермишель уже на медленном огне. Минут 10-15. Хотя бывают и такие сорта, которым даже пяти минут вполне достаточно. Как увижу, что всё, готово – откидываю вермишель на дуршлаг.

И пусть она пока на нём остается. Нет, в кастрюлю с уже почти готовым супом добавлять её не будем. Я суп варю не на один раз. А со временем вермишель в супе раскисает. Поэтому я её кладу прямо в тарелку, перед тем как налить в неё горячий суп. А ту вермишель, что не будет использована в ходе обеда, после того как она остынет, перекладываю в контейнер и ставлю в холодильник. Подойдет следующий обед, а вермишель у нас уже готова. Только надо её разложить из контейнера по тарелкам. И залить горячим супом. Ну, а как не хватит вермишели, так её недолго ещё раз сварить. Столько, сколько надо. Или с небольшим запасом.

Нет, добавлять в кастрюлю вермишель – не будем. А вот луково-морковную зажарку – не только можно, но и нужно. Добавили её в кастрюлю, присолили жидкость, довели до кипения, убавили огонь и ещё пару-тройку минут дали супу повариться.

Всё, плиту можно выключать. А пока суп настаивается, концентрируя где-то в недрах кастрюли свои вкусы и ароматы, порежем . Уверяю вас, она лишней в тарелке не будет. Чтобы убедиться в этом, пора перейти от теории к практике. Как? Разливаю суп по тарелкам? А вермишель? Перед тем как браться за половник, положили её в тарелку? Положили?!

Ну, тогда всё в порядке. За стол все. За стол!