Пища для ума: Кухня Армении: Хаш - еда бедняков? Сказка-быль

В те стародавние времена, много веков или тысячелетий назад, в одной стране жил-был царь. Он любил хорошо и сытно поесть, его можно было назвать гурманом. От своих поваров он требовал много разных блюд и каждый день новых. Бывало, что царь посылал своих кулинаров в соседние страны набраться уму-разуму, научиться новым блюдам.

Как-то раз построили для царя новый дворец в горах. Он приехал посмотреть. Все ему понравилось, и царь заявил, что сразу же переезжает, а по такому случаю пусть съедутся вельможи к нему на обед. Поварам было велено приготовить много новых кушаний.

День был назначен, и вельможи съехались в новый дворец. Повара зарезали теленка и спросили царя:

– А что делать с головой и конечностями теленка?
– А-а-а, бросьте в ущелье, пусть хищники полакомятся по случаю моего переезда, – рассмеялся царь своей шутке.

Повара так и поступили и принялись готовить пир для царя и царедворцев.

Царю прекрасно спалось на новом месте, на свежем горном воздухе. Ему снились пиры, новые блюда, гости, новый дворец. Всю ночь ему чудился какой-то новый, дивный запах. Царь проснулся, сладко потянулся, потянул носом, вспоминая необычный запах.

– Ба, да это тот же запах, как во сне, он настоящий! Что же такого нового придумали мои повара?

Царь оделся и пошел в огромный зал, где был огромный стол и его трон. Царедворцы уже стояли в зале в ожидании правителя.

Потирая руки от ожидаемого удовольствия, царь уселся на трон. Повара по очереди подносили блюда к царю и клали их на стол. Царь придирчиво принюхивался и отрицательно качал головой. Это все было не то, он ведь помнил тот запах блюда, который вдыхал всю ночь.

– Мне что, приснилось? – рассердился царь. – Где то самое блюдо, где оно? – в нетерпении крикнул он.
– Здесь все, – удивленно произнес главный повар, – все, что мы готовили всю ночь.
– Э-э-э, – сердито протянул царь.

Он встал из-за стола и, кивнув повару, чтоб тот следовал за ним, пошел в свою спальню.

– Нюхай воздух, – приказал он повару, – чувствуешь запах? Он все еще здесь.

– Да-а-а, – удивленно протянул повар, – но, ваша милость, это блюдо мы не готовили.

Царь вышел на балкон, повар вышел вслед.

– И здесь пахнет тоже, – сказал царь.
– Сейчас узнаю, откуда запах, – поклонился повар, – и мигом вернусь.

Повар выбежал из дворца, а за ним его помощники с кастрюлей.

– Запах из ущелья, – уверенно крикнул главный повар.

Запах действительно шёл из ущелья. В тот день, когда помощники повара по приказу царя выбросили конечности теленка в ущелье, там находился пастух. Он это воспринял как дар небес, поблагодарил всевышнего и принялся готовить себе обед. Этот подарок был кстати, потому как этот пастух давно ничего стоящего не ел, только зелень, ягоды и немного сухого лаваша.

Он весь день тщательно чистил, мыл, нарезал на куски то, что упало с небес, и все уложил в свою кастрюлю. Вечером соорудил очаг, зажег огонь и поставил на него кастрюлю. Всю ночь варил пастух свой обед: сидел у костра, подкладывал дрова, помешивал. Утром его кушанье стало густым и приятным на запах.

– Пора… – протянул пастух.

Он встал, достал свою миску из сумы, оттуда же достал сухой лаваш. Часть лаваша накрошил в тарелку, нарезал немного чеснока, ложкой налил из кастрюли еду, накрыл тарелку оставшимся лавашом.

– Пусть размокнет лаваш, да и еда не остынет.

Решив, что пора есть, пастух оторвал кусок лаваша, приподнял край лаваша, накрывавшего тарелку, взял лавашом чуть-чуть еды и положил в рот.

– Ух, – сопел пастух, поедая с удовольствием.
– Так-так, что ешь? – грозно спросил его голос.

Пастух поднял голову: над ним стоял главный повар царя.

– Хаш-ел («варил» на армянском)… – начал было пастух.
– Хаш, – повторил повар только первые буквы.

Пастух кивнул, проглатывая кусок, застрявший в горле, и притянул к себе миску.

– Откуда? – грозно спросил повар.
– Э… – протянул пастух, – Вчера мне бог послал голову и конечности теленка…
– Значит – это то, что мы по ошибке выбросили. Это – царская еда, я ее конфискую, – и повар кивнул своим помощникам.

Помощники торопливо выгрузили содержимое пастушьей кастрюли в царскую кастрюлю, и вся процессия быстро побежала ко дворцу.

– Хорошо, что успел себе миску налить, – вздохнул пастух, доставая остатки еды лавашем.

Кастрюлю отнесли на кухню, поставили на огонь, чтобы подогреть. Повар поварёшкой помешал и вынул оттуда голые кости. В царскую тарелку накрошили лаваш и нарезали чеснок, как это сделал пастух, – они ведь видели всё. Содержимое кастрюли выложили в царский супник и понесли в зал к царю.

Главный повар поставил царскую тарелку перед царем и влил в нее хаш.

– Что это за блюдо? – спросил царь.
– Хаш, – невозмутимо ответил повар.
– Как его едят?
– Руками, – подсказал повар, в воздухе показывая как.

Царь ел и ел, требовал добавки, пока супник не опустел окончательно.

– Уффф… – с наслаждением протянул он, поглаживая свой живот, – я сыт.

Больше он ни к чему не притронулся.

– Хорошо бы завтра повторить, – протянул царь, глядя на главного повара.
– Не завтра, а послезавтра, – сказал повар.
– Почему?
– Готовить долго, иначе не получится так вкусно, – льстиво ответил повар.
– Да, может, и правда, всю ночь варилось, а может, и весь день… – мечтательно протянул царь.

– Да… – протянул главный повар на кухне, – Еле справились. А как его готовить? Я не знаю.
– Я знаю, – уверенно сказал молодой помощник, – В нашей деревне это еда бедняков.
– Э… замолчи, – шикнул на него повар, – Просто приготовишь и молчи, негоже царю бедняковскую еду есть.

С тех пор царь ел хаш и больше не позволял конечности зарезанной скотины выбрасывать в ущелье.

– Хищникам это ни к чему, они и сами могут добыть себе пропитание, – ухмылялся царь.

С тех пор по примеру царя так поступали все богачи той страны, которую и теперь называют Армения.