Представьте себя в числе испанских конкистадоров, впервые ступивших на землю ацтеков. Гремя шпагами, идете вы дружной компанией к императорскому дворцу. Вокруг вас толпятся слегка ошарашенные ацтеки, шёпотом называющие вас «белыми богами, вышедшими из моря». Вы же, испанцы, тоже любопытствуете, ища глазами то «золото, которое плохо лежит».
Император Монтессума и его подданные устраивают в вашу честь пир на весь мир. И, как положено не жадному, а гостеприимному хозяину дома, он приказывает внести эксклюзивное угощение – напиток ацтекской знати. Глаза ваши лихорадочно блестят – слуги вносят увесистые золотые чаши, наполненные непривычной для вас жидкостью под подозрительным названием какагуатл.
Поморщившись, вы всё же решаетесь пригубить, надеясь, что название не обязательно соответствует действительности. И вот тёплая жидкость с горьковатым вкусом, приготовленная из смеси зёрен какао и забродившего вина, приятно стекает в ваш желудок. «Вполне прилично, – думаете вы, причмокивая, – этот напиток достоин короля, хорошо заплатившего за него». Именно так наверняка и подумал конкистадор Эрнан Кортес. Не теряя времени, Эрнан разводит целую плантацию какаовых деревьев и начинает успешно торговать «коричневым золотом». Тем более, что среди индейцев какао-бобы используются вместо денег.
Поначалу, вплоть до XVIII века, монополию на торговлю какао-бобами держала Испания. Этот напиток, приправленный различными специями, особенно оценили знатные дамы Испании. Именно им было доверено хранить в тайне рецепты шоколада. Но ведь это дамы. Хранить тайны для женщин, как известно, весьма непросто. А потому вскоре вся Европа наслаждалась этим прекрасным напитком.
С того момента шоколад начал победно шествовать по Европе, сметая на своём пути конкурентов. Так, в 1763 году, испугавшись «шоколадомании», пивовары Англии потребовали издать указ об ограничении его производства.
Но ничего не вышло, поскольку грянула промышленная революция. Появились целые шоколадные мельницы, перемалывающие какао-бобы с помощью паровых двигателей. И шоколада стало еще больше!
А в 1828 году произошло ещё одно важное событие. Шоколад подружился с химиком Конрадом ван Хутеном, научившимся отделять какао-порошок и масло от мякоти зёрен. Продолжая «химичить», Конрад смешал какао-порошок, какао-масло и сахар. И – о, эврика! Так возник известный нам твёрдый шоколад. Шоколадным конфетам мы обязаны таким гениальным людям, как Хорши Колер, Линд, Нестле, Петер, Сушар и Тоблер. Спасибо им за эту разнообразную вкуснятину. И не просто вкуснятину.
Японские учёные обнаружили, что в шоколаде содержатся полифенолы какао, которые препятствуют возникновению рака и артериосклероза. Также он помогает справляться со стрессом и поддерживает иммунную систему.
Шоколад – это вредно?
Ну, а как же угри на коже и кариес, спросите вы. Ведь этим мы обязаны тоже мистеру шоколаду? Однако правда в том, что шоколад не повинен в угревой сыпи. Он содержит и антикариозный фактор. Иными словами, когда мы жуём шоколад, кариес нам не грозит. Ещё один вымысел утверждает, что шоколад повинен в избыточном весе. Тоже никак нет! Он не повышает уровень холестерина в крови, как другие насыщенные жиры. Чистый шоколад – это растительный продукт, а потому холестерина он не содержит.
А может, вы боитесь кофеина в шоколаде? Напрасно. В 100 граммах горького шоколада содержится всего 20–30 миллиграммов кофеина, тогда как чашка содержит 100–150 миллиграммов.
Шоколад – это наркотик?
Почему, когда хандра, – нас на сладенькое (и желательно шоколадное) тянет? А все потому, что есть в нем один секрет. Речь идет о веществе, похожем на амфитамины. А также вещество, вызывающее ощущение эйфории, какое может вызвать конопля. Но, в отличие от этих вредных веществ, шоколад не имеет побочного эффекта и не вызывает привыкания… ну, почти не вызывает. Можно смело советовать: жуйте на . Этот «наркотик» вам только на пользу.
Шоколадные молекулы любви
, что вам дарят влюбленные мужчины чаще всего? Неужели шоколад? А не потому ли, что и влюбленность, и шоколад активизируют в мозге гормон счастья (фенилэтиламин). Гормон, который австралийский ученый Питер Годфи назвал «молекулами любви».