Сразу хотел бы оговориться, что в Америке был я не так долго – меньше месяца, и, по преимуществу, в одном штате. Поэтому приравнивать этот материал к серьезному исследованию – не рекомендуется. Так, взгляд со стороны на то, что показалось непривычным и именно по этой причине бросилось в глаза. А потому и запомнилось.

Первое, что поразило меня в Америке – самая обычная и привычная нам .

В столовой, куда мы попали практически сразу, как выбрались из аэропорта Кеннеди, и где надо было по ходу продвижения к кассе самому выбирать, что поставить себе на поднос, сразу же обратил внимание на что-то непонятное в секции гарниров – небольшие коричневые котлетки, что ли? И что они делают среди гарниров? Это ведь основное блюдо!

Но когда подошел к этому непонятному на расстояние вытянутой руки… Ба, да это же картошка! В мундирах. Помытая, разваленная на четыре части и отваренная.

Ну, я сразу же (язык мой враг мой) прошелся по этому чуду. Мол, до чего ленивый американцы народ! Картошку почистить – и то им в лом. На что сопровождавший нас гражданин Соединенных Штатов сразу же возразил, приняв шутку за утверждение на полном серьезе: «Вы что, Константин! Американцы – очень трудолюбивый народ. Иначе как бы они освоили такие огромные территории? Просто современная наука утверждает, что большая часть полезных веществ картофеля – непосредственно под шкуркой. Поэтому срезая её, мы выбрасываем большую часть накопленных корнеплодом микроэлементов».

Тут уж крыть было нечем. Пришлось взять на пробу эту «полезную» картошку.

И… Как обычно. Если что полезное, то та-а-акое невкусное! Поэтому больше я такой нечищеной картошки не брал. Может, поэтому картошка в качестве распространенного американского гарнира мне и не запомнилась.

Много было бобовых. Особенно фасоли. Очень вкусной. Но она шла или супом…

Кстати, если кто до сих пор думает, что американцы не едят супов – враки. В любой столовой в обязательном ежедневном ассортименте есть пара-тройка супов. В любой. Просто прозрачных жидких супов я не запомнил. Супы густые (типа как с добавлением муки или протертыми овощами) и, естественно, не прозрачные. Но вкусные и сытные. Один из понравившихся и запомнившихся мне – фасолевый.

Часто фасоль можно взять в качестве второго, горячего блюда. Как я понял, это – веяния латиноамериканской кухни. А выходцев из Латинской Америки в США довольно много. Но вот в качестве гарнира, опять же – не помню фасоли.

Основным гарниром, практически повсеместно, было то, что мы называем салатом – порезанные листья зеленого салата, , огурцы, капуста, немного болгарского сладкого перца. Без репчатого лука. На раздаче салат не заправленный и не соленый. Накладываешь его на тарелку к горячему, а как сядешь за столик – на нём стоят и соль, и специи, и разные заправки. Например, растительное масло с зеленью.

В первые дни меня убила холодная каша на . Разные колечки, подушечки, звездочки, хлопья (можно с изюмом и орехами), залитые стаканом холодного молока. Ну какой это завтрак?! Завтракать холодным молоком… Зимой?! Убийство просто.

Хотя штат Вермонт, в котором я по большей части находился, и расположен на широте Сочи, но зимой там… Конкретно холодно. По температурному режиму погода практически не отличается от Карелии.

А вот народ там, не в пример нам, одет непривычно легко. Головные уборы – мало у кого. На ногах летние туфли или легкие ботинки без меха. Хотя в этом, вообще-то, нет ничего странного, т. к. американцы не мыслят своего существования без машины. В гараж же можно попасть, не выходя на улицу, прямо из дома. Ворота в нём и открываются, и закрываются из салона автомобиля, простым нажатием кнопки на малюпусеньком пункте управления. От стоянки до дверей супермаркета или офиса не более 20-30 метров. А в семье машина обычно у обоих супругов.

Вообще, Америка – это страна, заточенная именно под водителя. Пешеходам жить в ней очень трудно.

Но – о питании. В общем, надоела мне холодная каша. Не наше это. Поэтому, как только появилась возможность выбора, я сразу же сориентировался на горячую. Но вот то, что мне положили в тарелку, на кашу мало чем походило. Овсяные хлопья, залитые водой и буквально в течение минуты разогретые в микроволновке. Ни молока тебе, ни масла, ни соли… Только благодаря тому, что у советского человека сильно развита морально-волевая составляющая характера, я доел-таки эту пресную постную овсянку с горячей водой. Но больше с «горячей кашей» не экспериментировал.

Спасло меня только то, что был я в Вермонте. А одна из фишек этого штата – Канада, как-никак, прямо под боком – кленовый сироп, который обычно подается к оладушкам. Вот я и завтракал весь месяц – кленовый сироп с оладушками и горячим чаем ( или какао для разнообразия). И так подсел на этот сироп, что на обратном пути прихватил с собою жестяную галлоновую банку этого американского продукта. Дома мне её надолго хватило.

Ну, и конечно, были блюда, которые врезались в память. Например, по-гавайски, запомнившаяся… сладким соусом. Я сначала подумал – случайность. Но когда на следующий же день мне к морепродуктам подали тарталетки, в которых был… примерно такой же сладкий соус, я уже в голос возмутился: «Что за ерунда! Сахар и к мясу птицы, и к рыбе… Да где это видано?!»

Но мне тут же пояснили, что для Америки это в порядке вещей. Дело в том, что страна всегда страдала от перепроизводства сахара, ломая голову – и куда же его?! Вот, в том числе в мясные и рыбные блюда. Такие дела…

В принципе, если подводить итог, всё в Америке съедобно. И довольно вкусно. Но не всегда – привычно. Хотя привычка – дело наживное. Вот только я её нажить не успел. Времени мало было. А потому, если становлюсь к плите, то готовлю то, что и моя бабушка маме на стол ставила. Борщ, щи, кулеш. Или уху.

А как всё это готовить, вы, наверное, и без меня знаете…
  • нет