Я была первой внучкой у дедушки. Когда я родилась, все были в восторге, все время меня фотографировали и называли Грейс Келли. С раннего детства я знала, что хочу стать белокурой иконой.
Не знаю, почему всем хочется быть знаменитыми. Судя по всему, они думают, что это легкая работа.
Однажды надев платье, я никогда его больше не ношу. Отдаю на благотворительный аукцион. Некоторые, по-настоящему особенные платья я сохраняю для своих будущих дочерей. Надеюсь, они им понравятся.
Если моих детей будут донимать папарацци, я посоветую им не обращать слишком много внимания и не делать никаких глупостей — например, не показывать средний палец. От этого хуже выглядишь, а фотографы за такие снимки больше получают.
Я не завистлива. Не понимаю, почему люди завидуют. Если желать людям самого лучшего, твоя карма становится настолько лучше!
Я хотела бы встретиться с Мэрилин Монро. У меня по всему дому висят ее фотографии. Она из тех людей, о которых всегда говорили и будут говорить.
Не уверена, что обо мне будут говорить, когда мне будет 75.
Соседки в тюрьме меня очень поддерживали. Мы все время болтали через вентиляционное отверстие.
Самое лучшее на свободе — возможность обнять маму. Мне это было необходимо, потому что в тюрьме не с кем было обняться.
Ночной клуб в собственном доме очень удобен для вечеринок. Не нужно никуда идти.
Отличная вечеринка начинается с отличного списка гостей.
Я — бренд. Моя работа — увеличивать капитализацию и узнаваемость этого бренда.
Кризис меня не беспокоит. Я вложила свои деньги в надежные акции.
Я не читаю газет. Только разглядываю картинки, чтобы вспомнить, что я надевала на прошлой неделе и насколько мило я выглядела.
Кто-то сказал мне, что начинает нравиться после тридцати. Посмотрим.
Самый страшный грех — быть скучным. И еще — позволять другим указывать, что тебе делать.
Каждый день следует жить, как будто это твой день рождения.
В детстве я хотела стать ветеринаром. Но потом поняла, что придется усыплять животных, и решила, что лучше я просто куплю всех этих животных и поселю у себя дома.
Я играю дурочку так же, как Джесика Симпсон. Но мы отлично знаем, что делаем. Мы умные блондинки.
Мы ведем две войны, экономика рушится, миллионы людей ложатся спать голодными, и миллионы умирают от голода, геноцида, военных конфликтов и эпидемии СПИДа. Мы катастрофически засрали окружающую среду. Я не скажу, за кого голосовала, но он — афроамериканец.
Мне не нужна пластическая хирургия, и я никогда не стану ей пользоваться. Она слишком бросается в глаза. Но знаете, если бы у меня был по-настоящему большой нос — не знаю, что бы я делала. Большой нос может испортить тебе всю жизнь. Так что, если девочка выглядит действительно ужасно, и это сделает ее счастливой, наверное, ей следует сделать операцию. Слава Богу, мне это не нужно.
В загробной жизни мне снова будет 25 лет, и я буду тусоваться. По крайней мере, я на это надеюсь. Если во что-то очень верить, это обязательно произойдет.
  • нет