Рассказ , которая в начале 1980-х работала следователем милиции в одной среднеазиатской столице. О том, что прощальный может нанести ущерб не только совокупляющимся, но и совершенно посторонним для них людям…
Жили были мужик и женщина. Брак не регистрировали. Видимо, у мужика было предчувствие, что дело ничем хорошим не кончится.
Мужик решил от женщины уйти. Та побегала за ним, побегала, назначила последнее решающее свидание вечером в воскресенье в городском парке.
Уединились в кустиках на скамейке. Дама уговаривала, уговаривала мужчину жить вместе, мужик — ни в какую. Под конец она говорит: «Ладно, я поняла что твое намерение серьезно. Тогда уж подари мне прощальный секс».
Мужику то что — почему бы и не подарить. Избавились от кое-каких предметов одежды. Тут дама и говорит: «давай, как я люблю». Мужик говорит — давай.
А была она любительницей минета. Ну и в процессе она сжала покрепче красивые зубки, откусила орудие любви под корешок и убежала с ним в наступающие сумерки.
Народ стал собираться на крики. Видят, лежит мужик без штанов, из-под пальцев кровь хлещет. Вызвали «скорую» и милицию. Те тогда приезжали быстро.
Милиционеры по следу пустили собаку, в 60 метрах в кустах нашли член, составили протокол осмотра, сфотографировали с линейкой и отдали врачам «скорой» под расписку. Врачи тут же в киоске мороженного нашли сухой лед, упаковали член и увезли вместе с пострадавшим. Через 2 часа спецрейсом санитарной авиации их везли в Москву в институт травматологии.
Всю ночь светила медицины колдовали над мужчиной и его членом, «сшивали» их заново. Член обратно прижился. Восстановилась ли функциональность, умалчивает.
Даме дали 4 года лишения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью.
К числу особо пострадавших можно причислить и следователя, который расследовал дело и направлял его в суд.
К нему намертво прилипло прозвище «х… евый следователь».
  • нет