Древнейшее ремесло в Австрии и борьба с ним имеют долгую историю. Удивительным образом церковная мораль здесь веками сочетается с гонимой, но, похоже, непобедимой «продажной любовью».
В бордель, помолясь
В средневековой Австрии церковь терпела проституцию как необходимое зло. А налоги, взимаемые с проституток, шли на содержание городской гвардии и женских монастырей. Считалось, что возможность купить секс за деньги спасает добропорядочных дам от внимания соблазнителей. Доходило до того, что родители не видели ничего предосудительного в том, чтоб отвести повзрослевшего сына к проститутке. Инициация мальчиков происходила в 14 лет, в этом возрасте церковь признавала ребёнка взрослым и проводила обряд конфирмации. «Прямо из собора Святого Стефана папа за ручку отводил [сыновей] в бордель. И только потом — развлекаться в [парк] Пратер», — пишет писательница, исследовательница австрийских нравов и истории Дарья Вильке.
Проституток в Австрии звали «девками», «общими бабами» или «свободными дочерьми». В качестве обязательной отметки публичные женщины носили на плече жёлтый платок. Ещё со времён Древнего Рима этот цвет считался эротическим.
На протяжении веков одни представители рода Габсбургов усердно пытались запретить бордели, назначали строгие кары проституткам и их клиентам и даже высылали «проштрафившихся» из страны. Так, при кайзере Фердинанде II проституткам отрезали ухо, а при набожной Марии Терезии девиц лёгкого поведения отправляли вместе с другими «асоциальными элементами» на специальных кораблях вниз по Дунаю в Банат (исторический регион на территории современных Румынии, Сербии и Венгрии).
Другие отпрыски правящего рода сами с удовольствием покупали сексуальные услуги, устраивали на потеху публике бега «блудниц» с задранными юбками и освобождали «жриц любви» от налогов на время обслуживания знатных гостей при дворе.
Легальные и популярные
С XIII века в Австрии начали регулировать занятие проституцией. Секс-работницы были отнесены в ведение палача и выплачивали по субботам в казну по 2 пфеннига. На основании того, что публичные женщины являются налогоплательщицами, кайзер Рудольф даже официально запретил их оскорблять. Уже в 1850 году полицейский врач д-р Нуссер предложил регистрировать «падших женщин» в полиции и регулярно подвергать их врачебному осмотру. С тех пор, как это предложение было принято, проституция в Австрии считается легализованной.
Как спрос, так и предложение на рынке сексуальных услуг до сих пор остаются в Австрии стабильно высокими. В 60-х годах прошлого века Институт изучения рынков в Вене провёл исследование, согласно результатам которого каждый второй взрослый австриец того времени хотя бы раз в жизни обращался к «ночным бабочкам». В наше время таких исследований по Австрии нет, однако можно предположить, что уровень спроса на данные услуги в альпийской республике не ниже, чем у соседей в Германии, где, по сообщениям общественного объединения Hydra, примерно каждый третий мужчина захаживает к «дамам лёгкого поведения».
«Несоответствие общепринятым нормам морали»
В масштабах Австрии годовой оборот средств в проституции составляет сегодня приблизительно 1 млрд евро. Только в Вене насчитывается, по данным разных источников, от 7 до 11 тыс. проституток обоего пола, более 80% из них работают нелегально.
Политики и полиция по-прежнему разрываются между желанием пополнять казну за счёт слабостей населения и стремлением убрать «порок» с глаз долой. Часто предложения по изменению ситуации с проституцией ограничиваются лишь требованиями отправить «свободных дочерей» работать подальше от центра города на малолюдные окраины города. Начальник земельной венской полиции Карл Марер (Karl Mahrer), например, требует и вовсе запретить «панель», то есть уличные секс-услуги. «Проституция должна быть здоровой, облагаться налогом и существовать только подконтрольно в домах, где соседи не будут потревожены», — считает г-н Марер.
Несмотря на широкое распространение «древнейшего ремесла», в Австрии его продолжают всего лишь «терпеть», не забывая при этом облагать налогом, как и много веков назад. Устаревшие особенности законодательства Австрийской Республики, такие как прописанное в законе понятие «несоответствия общепринятым нормам морали» (Sittenwidrigkeit), делают легализацию коммерческого секса только номинальной. На практике это означает, что у проституток есть обязанности, но нет прав. С ними нельзя заключать трудовой договор, им нельзя объединяться в профсоюзы, и даже потребовать оплату за оказанные интимные услуги через суд они тоже не могут.
Широко известен такой случай: в 1989 году одна проститутка подала в суд на клиента. Тот представлялся миллионером, но не оплачивал чеки, которые выписывал в качестве компенсации за секс. Жалоба была отклонена Верховным судом со следующим обоснованием: «Поскольку в связи с проституцией часто используется легкомыслие, неопытность, импульсивность и состояние опьянения индивида, договоры об оплате за половой контакт являются противоречащими общественной морали». За 20 лет в этом смысле ничего не изменилось. Проституция не запрещена, но и не разрешена в качестве полноценной предпринимательской деятельности. Отсутствие прав у современных «жриц любви» приводит к тому, что секс-индустрия продолжает быть связана с криминалом и болезнями.
Клуб как дом терпимости
Борделей в юридическом понимании данного слова в Австрии нет. Есть то, что в народе по привычке называют борделем, так как туда ходят секс-работники, чтобы снять комнату. Формально же это бары, почасовые гостиницы, свингер-клубы, массажные салоны, сауны и т.д. Им тоже нужно разрешение на то, чтобы пускать на свою территорию работающих проституток, но тем не менее зарегистрированная австрийская «ночная бабочка» всегда индивидуалка. Она приходит в такое заведение, оплачивает комнату, а клиент платит за услуги только ей, но ни в коем случае не работнику гостиницы или клуба. Иначе всё действо будет рассматриваться как запрещённое здесь сутенёрство. Сегодня по всей Австрии существует в общем количестве более 700 таких «борделей».
Проституция в Австрии децентрализована, тут нет отдельных «кварталов красных фонарей», но как минимум в крупных городах практически на каждой улице можно отыскать неброское убежище «свободных дочерей»: стриптиз-бар или какой-нибудь клуб. Сигналом о том, что в данном заведении можно приобщиться к продажной любви, обычно служит вывеска с изображением бокала шампанского или женской туфельки. В Вене особенно излюбленными местами для торгующих сексом считаются район развлекательного парка «Пратер», улицы рядом с Восточным вокзалом и территория пешеходной зоны с множеством переплётённых улиц неподалёку от площади Schwedenplatz.
Право административного регулирования проституции предоставлено местным органам власти, и тонкости в каждой земле Австрии свои. Зальцбург, Каринтия, Тироль, Верхняя Австрия и Форарльберг допускают оказание секс-услуг только в квазиборделях. Чтобы согласовать открытие такого заведения, надо соблюсти ряд правил, например расстояние до школ, больниц и административных зданий. В маленьком Форарльберге такое согласование пока не удалось пройти ни одному заведению, что соответствует де-факто запрету на проституцию. В Штирии кроме борделей разрешены выезды на дом. В Вене, Бургенланде и Нижней Австрии допускается работа проституток на улице.
«Новые предприниматели»
Софии 33 года, она родом из Словакии. Девушка успела побывать во многих странах Европы: Италии, Швейцарии, Германии — и уже пятый год работает в клубе Splendid Сlub 4 Fun в Вене. «Бывают более удачные дни, бывают менее удачные, но в среднем ко мне приходит 4—5 клиентов в день» — делится София. Она предлагает мужчинам стандартный набор услуг, включающий в себя ролевые игры и даже поцелуи, и утверждает, что всегда пользуется кондомом. О встрече с клиентами София договаривается через интернет. Час с этой эффектной блондинкой стоит 100 евро. О своих коллегах София рассказывает: «Большинство девочек стоит на улице. Почти каждая там не зарегистрирована. Они берут по 20—40 евро за «быстрый номер» в машине и делают всё, что хочет клиент, в том числе и без презерватива».
Бывшая россиянка Юлия (27 лет) занимается своим ремеслом в Линце. Она снимает апартамент в местном «проходном доме» — так принято называть относительно новый вид борделя, где нет общего бара, а вся информация о девушках висит на стенах в коридоре, и клиент может прогуляться там и выбрать, в какую дверь постучаться. Юлия берёт чуть более скромную сумму, чем её венская коллега. «Простой секс стоит 60 евро. За особые пожелания надо доплачивать». На вопрос о доходах девушка несколько неохотно делится: «Больше трети заработанного съедают налоги и обязательное социальное страхование. Самый большой доход был у меня ещё до кризиса, когда в городе один за другим проводились всякие фестивали. Тогда я как-то заработала в месяц 7 тыс. евро. Сегодня у меня после оплаты «рабочей» квартиры, всех налогов и страховки выходит чистыми только около 2 тыс. евро в месяц. Здесь это очень скромные деньги».
Двадцатипятилетняя австрийка Джеки (Jackie) представляется в своих блогах «венской шлюхой». Фривольные рассказы на её сайте einfachjackie.com перемежаются рекламными обозрениями отелей и ресторанов столицы. Джеки — эскорт-дама. Обычно стандартный час услуг эскорта стоит в агентстве 150 евро. В немногих элитных заведениях такого рода, рассчитанных на VIP-клиентов, цены начинаются от 1 тыс. евро за час. Но Джеки не связывается с посредниками, так как агентства обычно забирают себе от трети до половины всей суммы, заработанной их сотрудницами. Договариваться с клиентами, решать проблему безопасности, транспорта и рекламы девушке приходится самой. Джеки предлагает клиентам совместное посещение оперы или концертов за 100 евро в час без сексуальных услуг и собственно постельные утехи за 150 евро в час. Такие встречи, по её рассказам, происходят всего несколько раз в неделю. Эта миловидная русоволосая девушка, конечно, не самая типичная проститутка. Кроме того, что она ведёт несколько блогов, она местная, получает высшее образование и, видимо, не испытывает острой нужды в деньгах. Поэтому работать на износ ей не приходится. «Я не выезжаю к клиентам на дом и не приглашаю к себе, — говорит Джеки. — С мужчинами я встречаюсь в нескольких проверенных почасовых отелях, там я в большей безопасности».
София, Юлия и Джеки зарегистрированы в полиции и платят налоги, сами финансируют свою социальную страховку, которая в случае болезни или несчастного случая покрывает стоимость лечения. Ни государственная пенсия, ни пособие по безработице им, как и обычным частным предпринимателям, не полагаются. Однако таких, как они, австрийский закон скромно называет «новые предприниматели», считаться «обычными» мешает уже упомянутое «несоответствие общепринятым нормам морали». «Этот закон, с одной стороны, вроде бы противодействует сутенёрству. С другой стороны, сама проститутка платит налоги, но остаётся бесправной в смысле охраны её труда», — сетует Джеки.
Обладатели «крышки» — самые здоровые
Из последнего ведомственного доклада отдела здравоохранения города Вены за 1996 год следует, что зарегистрированные проститутки относятся к «самой здоровой группе населения». При этом, вероятно, здоровье легальных проституток не является следствием регистрации, скорее наоборот, регистрироваться идут те, кто и так признаёт только защищённый половой контакт. Те, кто практикует рискованный секс, просто не становятся на учёт, чтобы не привлекать к себе внимание. Получается, обязательные исследования, которым подвергаются зарегистрированные секс-работники, не снижают уровень соответствующих заболеваний, так как применяются к и без того здоровой и ответственной группе.
Подтверждение регистрации — документ, который часто называют «зелёной картой» или «крышкой». Это тетрадь зелёного цвета, состоящая из нескольких листов формата А6. На титульной странице находятся фотография, имя, подпись и регистрационный номер владелицы. «Крышку» продлевают по результатам еженедельной медицинской проверки на ВИЧ и венерические заболевания. Если анализы показывают заболевание, карточку забирают до выздоровления владелицы. Когда проститутка хочет сменить род занятий, регистрация снимается, карточка также забирается. Однако данные о том, что женщина или мужчина занимались «древнейшим ремеслом», остаются в базе данных правоохранительных органов и анонимность бывшим «ночным бабочкам» не гарантирована, ведь их всегда снова может проверить полиция, например наведавшись посмотреть, не оказывают ли они дома интимные услуги уже без регистрации.
Большинство «публичных женщин» в стране занимаются своим ремеслом нелегально и не стремятся выходить из тени. Их не пугают даже штрафы, размер которых зависит от конкретной земли и может составлять от 1 до 20 тыс. евро.
Сильное недоверие властям — ещё одна из причин подпольной проституции в Австрии, считает Кристиан Кнапик (Christian Knappik), работник телефона доверия и администратор форума для секс-работников sexworker.at. «Именно видимость легальности приводит в Австрии к дальнейшей криминализации проституции. Функция полиции сводится к надзору и наказанию, как, например, в случае, когда проститутка отказывается от очередного медицинского освидетельствования и оказывается на гинекологическом кресле в наручниках и в присутствии полицейского (а такие случаи — не частая, но реальность). Естественно, сотрудники полиции не вызывают доверия у девушек, и те стараются не обращаться к ним даже в случае крайней необходимости», — сокрушается волонтёр.
В мае 2010 года в отчёте Комиссии по пыткам ООН признала положение секс-работников Австрии вызывающим беспокойство. Причиной этому стало принудительное еженедельное медицинское обследование. По данным sexworker.at, в июне 2010 года для обследования 2212 зарегистрированных в Вене проституток обоего пола было выделено всего три врача, что приводит, естественно, к перегрузке медиков, а также к тому, что перенести приём или назначить новый взамен пропущенного очень сложно. При этом, если проверка не состоялась вовремя, секс-работник лишается регистрационной карты. И вернуть её — долгое занятие, что, конечно, заставляет тех, для кого данное ремесло — единственный источник существования, идти на риск и работать «зайцем» всё то время, пока восстанавливаются документы.
Торговля людьми
Отдельная тема — проституция по принуждению. По оценкам ООН, в Европе существует более 500 тыс. жертв принудительной проституции, а оборот средств в криминальной торговле людьми составляет около 10 млрд долларов. Из-за географического положения в центре Европы Австрия стала страной транзита для работорговли.
В ежегодном отчёте Министерства иностранных дел США о торговле людьми Trafficking in Persons Report 2010 Австрия отнесена к группе стран, активно противодействующих данному явлению. Однако и здесь женщины по-прежнему являются объектом торговли людьми. Жертв завлекают в основном из стран третьего мира обещанием работы и хорошей жизни в Западной Европе. По прибытии на место помощники обычно оказываются сутенёрами, а жертвы узнают, что должны своим вербовщикам за провоз и проживание от 40 до 60 тыс. евро. Получая при этом на улице часто не более 20 евро за акт, женщины просто не могут расплатиться и застревают в рабстве.
«По оценкам Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), от 50 до 75% всех проституток в Вене — жертвы торговли людьми», — сообщает Иоана Адезува Рейтерер (Joana Adesuwa Reiterer), основательница гражданского объединения Exit. Семь лет назад она приехала в Австрию вместе со своим мужем из Нигерии и через какое-то время поняла, что супруг занимается продажей соотечественниц в сексуальное рабство. В основном девушек запугивали колдовством. По словам Иоаны, вера в силу вуду в Африке чрезвычайно сильна, поэтому большинство пострадавших искренне верили, что в случае сопротивления на их семью будут насланы несчастья и смерть.
Сама Иоана избежала судьбы на панели, но пережитое чужое горе так впечатлило её, что она нашла в себе силы не только обратиться в полицию и развестись с мужем, но и основала организацию, цель которой — помощь жертвам работорговли. Сотрудники Exit проводят просветительскую работу в самой Нигерии, консультируют пострадавших в Австрии, оказывают им психологическую и юридическую помощь.
«Если женщина становится жертвой торговли людьми, она обычно получает убежище в Австрии. Однако иногда в официальных органах пострадавшим сознательно не сообщают всех тонкостей. Например, советуют забрать заявление об убежище и подать заявку на временное пребывание. В то время как полученный статус беженца уже невозможно отобрать, временное пребывание продлевается или не продлевается раз в год, в зависимости от того, нужна ли ещё эта женщина в качестве свидетеля судебной системе», — говорит г-жа Адезува. Сотрудники Exit, в свою очередь, стараются дать своим подопечным полную информацию.
Другие австрийские общественные организации, такие как LENA, LEF?, SOPHI, занимаются как консультацией жертв работорговли, так и кураторством тех, кто работает проституткой добровольно, но желает сменить вид деятельности или нуждается в какой-то другой помощи.
Политика и панель
«Пришло время дестигматизировать и декриминализировать занятость в секс-индустрии. Политики должны действовать. Секс-работников давно следует признать на рынке труда и обеспечить их правами», — говорит Фаика Эль-Нагаши (Faika El-Nagashi), представительница LEF? («Консультирование, образование и сопровождение для мигранток»). Впрочем, и сами политики не обходят данную тему стороной. Уже много лет подряд в правительстве то и дело поднимается вопрос дальнейшего регулирования проституции.
1 декабря 2010 года в Вене закончился полугодовой пилотный проект «семи шагов», стоивший Австрии 140 тыс. евро. Объединившись с гражданскими инициативами, правительство попыталось выяснить, как действовать дальше. Была создана горячая линия для граждан, желающих сообщить о случае проституции в местах, в которых действует запрет на данный вид деятельности (рядом с детскими садами и школами, например), было усилено полицейское патрулирование в проблемных районах, активисты также провели ряд акций для того, чтобы привлечь внимание самих клиентов к проблемам торговли людьми. Им предлагалось быть внимательнее в общении с секс-работницей и, если возникает подозрение в том, что девушка занимается «древнейшим из ремёсел» не добровольно, дать ей возможность связаться с общественными организациями, которые ей помогут. Активисты рапортуют о достигнутых успехах.
Единственной неудавшейся частью проекта стала идея с выносом уличной проституции в районы на окраине города, далеко от людей, туда, где шанс секс-работника на защиту в случае нападения становится минимальным. Естественно, проститутки отказались менять место работы на более опасное.
На данный момент результаты проекта «7 шагов» обрабатываются и будут, вероятно, учитываться при создании нового закона о проституции, который австрийские СМИ уже заранее окрестили «бордельным законом». Разработка и принятие этого документа ожидается в ближайшие несколько лет. Кроме вопросов урегулирования уличной проституции, возможно также введение обязательного предохранения для клиентов и разработка более сложной системы штрафов.
Но, главное, политики намекают на смену правового статуса для зарегистрированных проституток. Так, венская городская советница по вопросам интеграции и прав женщин Сандра Фрауэнбергер [Sandra Frauenberger] заявляет: «Понятие «несоответствие общепринятым нормам морали» следует упразднить для того, чтобы проституцией можно было заниматься на правах предпринимательской деятельности. Это привело бы к значительному улучшению рабочей ситуации и правовой защищённости граждан, занимающихся проституцией».
«Свободным дочерям» остаётся только надеяться, что проституция в Австрии скоро станет действительно легальной работой, а не только источником денег для государственной казны.