Навряд ли кто сможет сегодня объяснить, почему многочисленные сорта сладкого перца объединены у нас в стране в одну большую категорию под общим названием – «перцы болгарские». Ведь его историческая родина лежит очень и очень далеко от этой восточноевропейской страны.
Прародителя всех нынешних культурных перцев и сегодня можно встретить в первозданном, а потому и диком виде в тропических районах Америки.
Правда, он сильно отличается от того, что мы привыкли видеть у себя на дачном участке или на прилавке овощного отдела ближайшего магазина. Если культурный вариант перца – изысканный эстет: травянистое однолетнее растение, или, называя вещи своими именами – «настоящий ботаник», то его дикий многолетний кустарниковый собрат вполне может пройти по категории «отпетого хулиганья». А что? Ни ежегодной посадки ему не надо, ни подкормки, ни междурядной обработки почвы, ни полива… Ничего. В отличие от культурного собрата ничего ему не надо. Растет себе на радость. И на огорчение местным фермерам. Сорняк он, этот самый дикий . Самый, что ни на есть настоящий, а потому никому, кроме разных ученых ботаников и отпетых селекционеров, не нужный сорняк.
Но заслуги перед всем прогрессивным человечеством есть, как ни странно, и у него. Ведь именно благодаря этому дикому перцу появился его культурный собрат. Тот самый, который раньше выращивали в Средней Азии, на Кавказе, Украине и в южных областях России, и который нынче, пусть и в закрытом грунте, но спокойно вызревает и дает неплохой урожай (до 10 кг на кв. м!) даже у нас, в Карелии. А отдельно взятые любители этого овоща выращивают его не только круглогодично, но и вне зависимости от территории своего проживания. В квартирных условиях. Есть, говорят, такая специальная, мелкоплодная квартирная перечная культура.
И если послушать ценителей этого овоща, нам всем есть за что уважать и ценить сладкий болгарский перец.
Во-первых, по содержанию витамина С перец (особенно тот, у которого желтые или красные плоды) – безоговорочный чемпион среди всех плодово-овощных культур. Даже такие признанные лидеры, как и черная смородина, по этому показателю безропотно пропускают его вперед. Единственно, всем любителям аскорбиновой кислоты надо помнить о том, что максимальная концентрация витамина С в плодах перца – у его плодоножки. Поэтому вырезать её, дабы свести к минимуму витаминные потери, нужно аккуратно.
Во-вторых, в перце много рутина (витамина Р), который в сочетании с аскорбиновой кислотой положительно влияет на укрепление кровеносных сосудов.
В-третьих, немало в перце (во всяком случае, больше, чем в моркови!) каротина (провитамина А), не только улучшающего зрение и стимулирующего рост волос, но и позитивно влияющего на состояние кожи и слизистых оболочек нашего организма.
Ну, и перед тем, как закрыть витаминно-перечную тему, нельзя не упомянуть о содержащейся в плодах этого овоща группе витаминов В (В1, В2, В6), которые незаменимы для тех, у кого общий упадок сил, бессонница или наблюдается прогрессирующее ухудшение памяти. Рекомендуются они, а соответственно, и сам перец, и пациентам с различными дерматитами, сахарным диабетом, людям, страдающим от депрессии или склонным к отекам.
Помимо витаминового богатства в плодах перца довольно много минеральных солей натрия, кальция, таких микроэлементов, как цинк, йод, железо, кальций, магний, фосфор, что, соответственно, делает этот овощ эффективным при профилактике и лечении анемии или остеопороза.
Характерный же вкус перца определяет входящий в его состав алкалоид капсаицин, стимулирующий работу желудка и поджелудочной железы.
В общем, много в перце всякого разного, но одинаково полезного. И нам есть за что уважать и ценить этот, несмотря на дальность своего происхождения, уже почти родной овощ.
И я его уважаю. Особенно если фаршированный перец приготовить. А вот в салат крошить – не люблю. Ну, если только за исключением «Шопского», при приготовлении которого перец надо предварительно подвергнуть кратковременной тепловой обработке. Скорее всего, под воздействием высокой температуры алкалоид капсаицин разрушается и у овоща появляется тот оригинальный вкус, который и отличает «шопский» от иных, сходных с ним по рецептурному составу салатов. Например, от греческого.
Не люблю я крошить перец в салаты. Если свежим, то куда лучше его съесть прямо так, целиком. Делаешь аккуратный надрез вокруг плодоножки и удаляешь её. Вытряхиваешь оставшиеся внутри семена через образовавшееся отверстие, моешь перчину и – всё. Можно есть.

Этому меня венгры научили.

В сентябре дело было. А я почему-то (сейчас уже и не вспомнить – почему?), в отличие от всех остальных пионеров Страны Советов, ещё и за парту сесть не успел. А только-только двигал по направлению к школе. В том самом скором «на Воркуту», о котором так замечательно пел Баклан в фильме про резидента и его ошибку.
Основной «школьный» поток пассажиров уже схлынул. Народу в вагоне было немного. Может, поэтому, может, по какой другой причине, двое молодых мужчин и взяли надо мной шефство. И за первой же трапезой показали, как нужно предварительно подготовить стручок сладкого болгарского перца, чтобы потом в удовольствие съесть его целиком.
Это уже потом, в ходе неспешных разговоров… А куда торопиться, двое суток ехать до конечной станции! Это потом уже выяснилось, что едут к младшему брату, который служит в Воркуте срочную. Едут издалека. С самой Западной Украины. Из небольшого города Виноградов, что стоит почти на самом стыке советской, румынской, венгерской и словацкой границ. А сами они по национальности… венгры.
Лет через десять после этой встречи я попаду в Венгрию. Увижу и полюблю эту красивую и интересную страну. А тогда, помню, было удивительно – как так, откуда у нас, в СССР, венгры? Они же в Венгрии должны быть!
Два дня мы были вместе. И две ночи. Много-много лет тому назад. А и сейчас, когда вдруг захочется перчика, я перед ужином вырезаю его плодоножку, вытряхиваю оставшиеся внутри семена, а потом мою сочный, характерно пахнущий плод и вспоминаю тех двух молодых венгров, лица которых со временем уже порядком поистерлись в моей памяти… Так же как вспоминаю небольшой западно-украинский городок Виноградов, что лежит на самом стыке уже украинской, румынской, венгерской и словацкой границ, и в котором я никогда не был.
Наверное, для меня сладкий болгарский перец ценен именно этим. Той доброй и теплой памятью, которую он мне дарил, дарит и, надеюсь, ещё долго будет дарить. А совсем не своими витаминами, минеральными солями или микроэлементами. И даже не алкалоидом капсаицина.
  • нет