Сосиски и вареная колбаса — один из основных продуктов в рационе студентов и небогатых семей. Поскольку на качественное денег, как правило, хватает не всем, то приходится довольствоваться тем, что дешевле.
Когда была поговорка «дешевое мясо собаки едят», но теперь она потеряла актуальность — некоторых нынешних сосисок даже собаки не хотят есть. Когда знакомая отдыхала в одном из санаториев, у выхода из столовой постоянно ждали бездомные собаки. Выходя с обеда, люди всегда бросали и им что-то перекусить. Псы лакомились всем, но сосиски, понюхав, не ели. Киска моей подруги тоже не ест ни сосисок, ни вареной колбасы, хотя вообще в пище неприхотлива.
Оказывается, имея прекрасное обоняние, братья наши меньшие знают, что мясом в этих изделиях даже не пахнет. Результаты исследования, проведенного Институтом экогигиены и токсикологии имени Л. Медведя, это только подтверждают. Оказывается, что дешевые сосиски, которые продают в наших магазинах в полимерной оболочке, почти наполовину состоят из эмульсии (перемолотые и сваренные до состояния светло-серой кашки , кости, субпродукты, отходы производства мяса), еще на четверть — из соевого белка. Мяса в них лишь по 7 процентов, мяса птицы — по 15. Эта смесь дополняется еще мукой, крахмалом и вкусовыми добавками. В сардельках эмульсии 35 процентов, в вареной колбасе — 25.
Очевидно, что если килограмм фарша стоит примерно 25 гривен, то сосиски за 15 гривен не могут быть изготовлены из натурального мяса даже наполовину. Но разве можно относить их к мясным изделиям, если доля мяса в них меньше, чем 25 процентов? Наконец, покупатель должен узнавать о том, что он ест, заранее. Мы же можем пожаловаться в управление защиты прав потребителя разве что после того, когда кто-то из родных уже отравился. Должен же кто-то контролировать производство и следить, чтобы некачественные или просроченные питания не попадали на прилавок?
«Наша структура имеет право проверить продукцию, которая идет к потребителю, только посредством документов, предоставляемых покупателю. Уже в течение двух лет наше законодательство не дает права проводить лабораторные исследования, поэтому мы не можем отобрать ту продукцию, которая в продаже, и проверить ее в лаборатории. Еще одна наша функция — реагировать на жалобы, поступающие от потребителей.
За первый квартал этого года к нам поступила мизерное количество жалоб на качество продуктов питания. Преимущественно жалуются на качество услуг.
Я, конечно, далек от мысли, что наш рынок молочных и мясных продуктов является идеальным, но нельзя сказать, что ситуация катастрофическая, — говорит заместитель начальника управления по делам защиты прав потребителей Василий Репка. — Даже проведя лабораторные анализы, мы не всегда можем повлиять на производителя. Если предприниматель имеет утвержденные всеми службами технологические условия, то он имеет право выпускать продукцию. В 80 процентах случаев все эти эмульгаторы и добавки разрешены этими условиями. Узнать, что заложено в этих технологических условиях, мы не имеем права, потому что это коммерческая тайна. Вот и получается законодательная коллизия — сами позволяем производить то, что производится, и в то же время бросаем все силы, чтобы бороться с некачественной продукцией. Законы, принятые Верховной Радой, защищают не потребителя, а производителя».
  • нет