Сексуальность, шарм, темперамент, верность и склонность к изменам… Насколько они зависят от нашего воспитания и насколько – от генов?

Унаследованный гормон

Многое в облике и определяет половой гормон эстрадиол. В частности, он во многом определяет и либидо – иными словами, как часто и сильно женщине хочется секса. Степень выработки эстрадиола определяет ряд генов. Если его много, женщине чаще нужен . При этом дамы с высокой концентрацией эстрадиола в организме, как правило, внешне более женственны, привлекательны, ведут себя с мужчинами более кокетливо.
Достаточно ли этого для того, чтобы дама изменяла супругу? Еще совсем недавно многие ученые-генетики на подобные вопросы отвечали утвердительно. Дескать, если уж случилось такое несчастье, что жена тебе изменила, тут нет ни ее, ни твоей вины. Просто поработали гены. Особенно те, которые ответственны за повышенное содержание в ее организме некоторых гормонов, прежде всего – эстрадиола. Мол, такая женщина неспособна противостоять зову природы, неприятно, конечно, но с генетикой не поспоришь.
Сейчас такая точка зрения категорически отрицается. Все-таки человек – не животное. И даже у животных поведение определяется не только инстинктами, но и социальными нормами. У людей роль последних выше. То есть куда важнее, как принято вести себя в том кругу, где воспитывалась и вращается женщина. Плюс отношения с мужем – чем ближе они к гармонии, тем меньше шансов, что эстрадиол погонит женщину на поиск физической замены.

Длинный или короткий?

Последнее время генетики всего мира с увлечением изучают ген под названием DRD4. Он в числе прочих кодирует синтез дофамина – вещества, которое обладает свойствами одновременно нейромедиатора и гормона. Он вырабатывается в мозгу и служит важной частью «системы поощрения» – вызывает чувство удовольствия (или удовлетворения). Дофамин в больших количествах вырабатывается во время позитивных ощущений – секса, вкусной еды, приятных процедур для тела и лица. Эксперименты показали, что даже воспоминания могут повысить уровень дофамина. Поэтому с его помощью мозг (центральная нервная система) оценивает и закрепляет важные для выживания действия. В свое время таким действием стал секс – путь к продолжению рода. Сегодня, когда секс совершенно не обязательно ведет к беременности, удовольствие в нем играет особую роль.
Но вернемся к ответственному за дофамин гену DRD4. Один его участок может сильно различаться у разных людей – содержать от 2 до 11 пар белковых структур (нуклеотидов). Исследования показали, что у людей с «длинным» геном дофамин хуже связывается с рецепторами в мозге. Соответственно, чтобы испытать удовольствие, в том числе сексуальное, таким людям нужна более мощная стимуляция, чем носителям «короткого» гена. Соответственно, от природы обладатели «длинного» DRD4 будут склонны к более активной половой жизни – что, разумеется, не означает непременную склонность к изменам.
В среднем, как показало исследование, у таких людей либидо на 30% выше, чем у носителей «короткого» варианта. Впрочем, не все так просто: ведь ген присутствует в организме не в единичном экземпляре. В итоге можно сделать обобщенный вывод, что одно соотношение «длинных» и «коротких» генов DRD4 дает человека с пониженным сексуальным желанием и при этом с повышенным чувством альтруизма. А другое сочетание дает личность с высокой сексуальностью и потенцией и при этом более агрессивную и эгоистичную.

Лечить все?

Исследования генов, связанных с сексуальностью, уже получают практическое применение. По крайней мере, уже проведены клинические исследования – можно ли применить трансфер генов для лечения эректильной дисфункции у мужчин. Оказалось, вполне можно. Примитивно говоря, у человека берут кровь, выделяют нужные гены, размножают их в пробирке и вводят тем или иным способом в целевые места. В ходе эксперимента несколько мужчин, у которых были проблемы с потенцией, добровольно опробовали на себе генный трансфер. Выяснилось, что один сеанс дает эффект на полгода, т.? е. достаточно проходить трансфер 2 раза в год. После двух лет испытания побочных эффектов генного трансфера не выявлено. А по данным недавнего опроса американских урологов, 50% из них готовы перевести своих пациентов с медикаментозного лечения на генный трансфер.
Итак, какую роль гены играют в сексе и измене? Очевидно – весьма значительную, но скорее вспомогательную. Зато они могут быть использованы для лечения некоторых физиологических расстройств.
  • нет