Человеческие жертвоприношения существовали у всех народов, и не только в Мезоамерике. Древние люди верили, что боги питаются душами и периодически их нужно подкармливать. При этом в жертву выбирались самые достойные, благородные и красивые люди, ибо богам должно принадлежать только все самое лучшее.
Жертва – дитя своего времени – была горда предстоящей миссией: ведь ей предстояла встреча с богами!
Древние майя не были исключением, и обряды человеческих жертвоприношений существовали и у них. Однако майя не уничтожали почем зря себе подобных и их ритуалы не были столь зловещи, как это принято считать. Испанцы, впервые столкнувшиеся с практикой жертвоприношения у майя, были поражены ее жестокостью. Живого человека привязывали к столбу и наносили ему множественные раны, пытаясь выпустить как можно больше крови… На самом деле, майя, со своей стороны, считали пытки испанцев более жестокими – ведь те старались причинить человеку максимум физических страданий, в то время как майя давали своей жертве наркотический опьяняющий , чтобы она не чувствовала боли. Выпускание крови не было, с точки зрения майя, бессмысленной мукой – душа человека, по их мнению, жила в крови, и выпуская кровь, они, тем самым, высвобождади душу…
Не случайно индейцы-майя довольно быстро приняли католическую веру – распятый на кресте Христос был им близок и понятен, а изображение креста было им хорошо знакомо, так они издавна изображали «мировое дерево». Так же близко майя приняли и святого Себастьяна – его изображают исколотого стрелами и в крови.
Высвобождение крови не всегда предполагало смерть человека. Существовали ритуальные кровопускания, получившие название «нанизывания». При этом прокалывали толстым шипом язык и продевали в него грубую волосяную веревку. Веревка протаскивалась сквозь язык, пропитывалась кровью, и ее конец передавался другой женщине, и т.д. В данном случае веревка символизировала пуповину, которой все люди связаны со всеобщей прародительницей. Практиковали этот обряд знатные женщины.
У мужчин тоже существовал ритуал «нанизывания», только прокалывали они не языки, а половые органы. Этот обряд воплощал связь между мужчинами рода и связь с далекими предками, и был настолько важен для майя, что сохранился даже при испанцах, несмотря на запреты церкви. Чем большее количество раз мужчина участвовал в этом ритуале, тем мужественнее он считался.
Отправление души к богам могло совершаться по определенным праздникам, а могло и носить чисто практический характер – человеку поручалось передать богам конкретную просьбу, например, рассказать о засухе и голоде, и просить помощи. Такие случаи считались экстренными, в более простых случаях достаточно было крови животных.
Наряду с этим майя практиковали ритуальные самоубийства – через повешение. Согласно верованиям, душа повешенного напрямую отправлялась к богине плодородия Ишчель, ипостаси богини Луны. Насильственное повешение считалось у майя грехом и не практиковалось, в отличие от испанцев. Самоубийство же через повешение являлось – а по некоторым данным, и сейчас считается – одной из возможностей быстро спастись от проблем и попасть в рай.
Так или иначе, майя верили, что со смертью человека его жизнь не заканчивалась, и с ним не прощались навсегда. Души всех умерших вновь возвращались на землю – как правило, через поколение, и ушедшие предки воплощались в новорожденных детях. При этом вместе с душой ребенок получал и имя своего предка и наследовал его внешность и род занятий.
К слову – в настоящее время Мексика считается самой верующей и религиозной страной католического мира.
  • нет