Кровавые клановые войны среди племен папуасов энга неожиданно прекратились в конце 2000-х годов благодаря племенным советам старейшин, которые помогают конфликтующей молодежи разрешать споры при помощи «Кока-Колы» и древних племенных традиций, заявляют антропологи в статье, опубликованной в журнале Science.
«Наше исследование показало, что небольшие сообщества людей умеют вырабатывать эффективные методы разрешения конфликтов, что считалось маловероятным многими другими исследователями. Я не говорю, что другие антропологи не правы, однако племена энга показали, что и небольшие общества могут по разному решать вопрос борьбы с насилием», — пояснила одна из авторов работы Паулина Висснер (Pauline Wiessner) из университета штата Юта в Солт-Лейк-Сити ().
«Цивилизованный» конфликт
В последние 25 лет среди племен энга не утихают клановые войны, вспыхнувшие с проникновением цивилизации в лице торговцев оружием и наемников в относительно замкнутую провинцию Энга на территории Папуа-Новой Гвинеи. Молодежь энга использовала «дары цивилизации» для разрешения в общей сложности 250 межклановых конфликтов, в ходе которых были сожжены множество деревень и погибли сотни людей.
Висснер и ее коллега Нитце Пупу (Nitze Pupu) из Центра традиций и трансформации Энга в городе Вабаг (Папуа-Новая Гвинея) изучали жизнь племен папуасов на протяжении последних трех десятилетий.
По словам антропологов, племена энга представляют собой небольшие кланы из 500-1000 человек, живущих в уединенных деревнях. Отношения между различными кланами никогда не были теплыми — энга часто вступали в небольшие междоусобные войны, в ходе которых решали территориальные споры. В прошлом власть в таких кланах принадлежала старейшинам, которые запрещали воинам использовать огнестрельное оружие.
«Во время „старых“ войн я готовила бутерброды и отправлялась на „пикник“. Они больше напоминали футбольный матч, чем вооруженный конфликт», — пояснила Висснер.
В 1990 году ситуация изменилась — молодые энга из нескольких кланов проигнорировали наставления старейшин и начали пользоваться винтовками и дробовиками. Этот шаг породил цепную реакцию, и все остальные племена последовали их примеру ради самозащиты. В результате этого старейшины потеряли свою власть, а в регион проникли торговцы оружием и наемники-«рэмбо», нередко захватывавшие власть в кланах.
Как объясняет Висснер, такая «модернизация» привела к резкому увеличению числа жертв. В эпоху лука и стрел в ходе типичной клановой войны в среднем гибло четыре человека, тогда как в новое время среднее число жертв составило 18 человек. По расчетам исследователей, клановые войны унесли жизни примерно пяти тысяч энга за последние 19 лет.
Кока-кола — новая «трубка мира»
К 2005 году постоянные войны надоели жителям большинства деревень. Они обратились за помощью к старейшинам, и те нашли «противоядие» к клановым войнам в истории и традициях энга.
Они вспомнили, что все племена энга были объединены торговой сетью «тай» (Tee) до начала австралийского правления над Папуа-Новой Гвинеей в 1950 году. В рамках этой сети проводились регулярные церемонии обмена свиньями и их мясом, составляющим основу рациона папуасов. Важной частью этих церемоний был особый ритуал заглаживания вины, в ходе которого провинившиеся энга ели сахарный тростник с родственниками их жертв, дарили им туши свиней и тем самым предотвращали назревающий клановый конфликт.
Старейшины восстановили эту традицию и адаптировали ее к современным условиям. По новым обычаям, любой человек, пострадавший от действий представителя другого клана, имел право прийти в это племя и потребовать компенсации в виде денег или свиней. В некоторых случаях лидеры племени усаживали жертву и преступника за один стол и заставляли их выпить современный ритуальный — обычную «Кока-колу».
По словам антропологов, данная тактика борьбы с насилием была крайне успешной — частота войн резко снизилась и к 2011 году племена энга фактически перестали вести клановые войны.
«Этот случай представляет собой редкую возможность изучить то, как создаются и распространяются общественные институты, способствующие достижению мира. Более того, он позволяет количественно оценить их эффективность и сравнить с другими методами разрешения конфликтов», — заключают авторы статьи.
  • нет