Аккуратная вывеска и ценники, аппетитные блюда с сосисками, резаной морковью, капустой и т.д. Так выглядит лоток с уличной едой на рынке Ждановичи. Внутри картина совсем иная, кроме сплошного беспорядка и грязи, в воздухе странный запах, сладко-приторный. То ли от мяса, которое готовится, то ли от того, что размораживается на полу в ящике. Кажется, куриное. Повар Амир на ломаном русском убеждает, что мясо нормальное: «На базаре покупаем». Хорошее мясо. Почему пахнет? А что бывает мясо без запаха?».
Проточной воды, чтобы тщательно мыть продукты и руки, здесь нет. За кучей хлама виднеется газовый баллон, запрещенный правилами. Медицинские книжки у поваров, которые по совместительству еще и продавцы, отсутствуют. Равно как и разрешение на торговлю.
«Хозяин нам не доверяет, мы же не граждане Беларуси», — объясняет восточной внешности повар фаст-фуда.
Этих нарушений должно было бы хватить, чтобы закрыть заведение. Даже не принимая во внимание постановление о запрете торговли шаурмой, хот-догами, беляши и цыплятами-гриль вне стационарных заведений. Столичные власти выдали его почти год назад. Однако этими кулинарными шедеврами до сих пор торгуют на каждом углу улицы.
Гарантий того, что эту палатку закроют, в управлении защиты прав потребителей не дают.
Гарантии я не могу дать никакой. У нас нет таких полномочий, мы можем только констатировать факт. Мы рассылаем документы с результатами проверки в районные службы: милицию, санэпидемстанцию, государственную администрацию. Это могут сделать они. У нас несовершенные законы. Что мы можем сделать?», – говорит начальник отдела Минского управления защиты прав потребителей.
«Лишать их права на реализацию этой продукции или права на торговлю должна районная государственная администрация», – добавляет руководитель управления Сергей К.
Максимальный штраф за продажу некачественной пищи – 500 тысяч. Однако его можно скачать из зарегистрированных предпринимателей. Понятно, что к стихийным точкам санстанция его не может применить. Поскольку нужно найти хозяина. Это уже должна делать милиция. Очевидно, ей не до этого.