«Король Карл II привез с собой из Португалии не только невесту, но и чайную традицию», – шутят англичане. В 1662 году Карл II Стюарт (англ. Charles II) женился на португальской инфанте Екатерине де Браганса и получил в качестве приданого Танжер и Марокко в Северной Африке, Бомбей в Индии, а также разрешение использовать все порты в португальских колониях в Африке, Азии и Америке, что и открыло Англии пути для торговли чаем.

Правило пить чай по утрам было установлено королевой Анной, преемницей Карла II, которая заменила эль на чай в качестве своего утреннего напитка.

В 17 веке ставший популярным стали подавать и в кофейнях, где имели обычай встречаться многие богатые люди того времени для обсуждения дел и событий дня. Но тот чай, который подавался в этих кофейнях, вряд ли кто-либо посчитает сегодня пригодным для питья. До 1689 года чай, продававшийся в кофейнях, облагался налогом в жидком виде. Его заваривали с утра до прихода налогового чиновника, а потом хранили в бочках и подогревали по необходимости. Таким образом, посетители вечером пили чай, заваренный с утра.

После 1689 года качество напитка улучшилось за счет того, что изменилась система налогообложения, налогом стал облагаться чайный лист, а не жидкость. А поскольку женщины не часто посещали кофейни, чай стали продавать листьями, чтобы можно было заваривать его дома. В то время как мужчины собирались пить чай и обмениваться сплетнями в кофейнях, женщины делали то же самое дома, только в более изысканной атмосфере.

В 18 веке число желающих пить чай намного превышало число тех, кто себе мог это позволить. Спрос превышал предложение, как говорим мы. А в этом случае неизбежно возникновение так называемого «черного рынка». И он возник – чай стал доставляться в Англию контрабандным путем. Цена его снизилась, он стал более доступным и еще более популярным.

В 1785 году правительство под давлением купцов, чьи доходы весьма сильно страдали от контрабандистов, снизило пошлины на чай. И хотя с незаконной торговлей было покончено практически за одну ночь, чай оставался еще достаточно дорогим, и в течение многих лет чайные листья смешивали с листьями других растений, чтобы сделать его более дешевым.

Нужно сказать, что далеко не все были согласны с тем, что чай становился доступнее для широких масс населения и, в частности, для рабочего класса. С начала 18 века и весь 19 век среди представителей среднего и высшего классов разгорались ожесточенные дебаты на тему: «должны ли представители низшего класса иметь возможность пить чай». Дебаты были основаны как на снобизме и убеждении, что назначение бедных заключается в том, чтобы служить богатым, так и на «доказательствах» вреда чая для здоровья человека.

Например, в 1706 году на английский язык была переведена книга одного французского доктора, в которой доказывался вред для человеческого организма от употребления горячих напитков, таких как чай, и горячий шоколад, на основе расплывчатых знаний анатомии и ссылок на библейские истории. А в 1748 году проповедник Джон Уэсли доказывал необходимость полного отказа от чая, который якобы является причиной многих расстройств, приводя в качестве примера собственное «паралитическое расстройство», которое немедленно прошло у него, после того как он отказался от чая. Деньги, потраченные на покупку чая, Д. Уэсли предлагал раздавать нищим, а в качестве горячих напитков пить настои из трав – шалфея и мяты.

Рассматривали «вредность» чая и с других позиций – по мнению одного автора, «вредность» чая заключалась в том, что женщины, вместо того чтобы заниматься вязанием, шитьем и другими полезными работами, предавались сплетням за чашкой чая и жаловались на своих мужей.

В других работах тех лет, наоборот, чай объявлялся панацеей от всех бед: цинги, ревматизма, воспаления и алкоголизма. Да-да, не удивляйтесь. В те времена алкогольные входили в рацион не только взрослых мужчин и женщин, но и детей. В этом был определенный смысл в средние века – слабоалкогольные напитки позволяли утолить жажду без риска заражения многочисленными болезнями, передающимися через некипяченую воду. В 18 веке все большую популярность стали приобретать крепкие алкогольные напитки, и в 19 в. рабочий класс, «пропитанный джином», стал вселять страх в умы высшего класса.

В 1840 году герцогиня Бедфордская ввела моду на послеполуденный чай (Afternoon tea). А впоследствии промышленная революция и длительные рабочие смены на фабриках и в шахтах привели к появлению особого закона: пятнадцатиминутный перерыв на чай в пять часов пополудни должны были делать как служащие, так и рабочие и моряки.

«Высокий чай» (High tea), по некоторым данным, был введен принудительно в 1851 году, по причине озабоченности правительства пристрастием нации к элю (особому сорту пива), который начинали употреблять прямо с утра за завтраком. Чай, хлеб, холодные , сэндвичи, сыр, яйца и прочие кушанья подавались на высоком столе, так же как и обед. Таким образом, последний прием пищи днем получил название «высокий чай».

Сегодня «высоким чаем» называют последнее чаепитие во второй половине дня, которое в наши дни не является таким обильным, как в былые времена. Традиционно обед подается поздно вечером. Однако когда люди приходят с работы, они «более чем готовы перекусить».

В отличие от «высокого чая», как достаточно обильного приема пищи у представителей рабочего и среднего класса, чаепитие с лёгкими закусками в более изысканном обществе получило название «низкий чай» (Low tea). Дело в том, что чай и лакомства подавались не на высоком обеденном столе, как для простолюдинов, а на низких столиках рядом с креслами.

В 19 веке чашечка чая после похода по магазинам стала популярным времяпрепровождением среди женщин. А чай на и в обед уже пили в семьях всех социальных классов.