Советы: Как правильно приготовить рисовую кашу? Из личного опыта студента

Уже к концу первого курса вопрос с питанием обычно решается. Будто и не было его в самом начале. Когда только-только из колхоза вернулись и сразу же… Какое там умыться, побриться или хотя бы зубы почистить? Какое?! Сразу же по аудиториям побежали. Расселись чинно, от преподавателя как можно дальше, и стали жадно, чуть ли не до драки между теми, кто уснуть не успел, знания в себя впитывать.

Час впитываешь, другой… А тут и большая перемена как раз. Перекусить бы…

Вот только вопрос – как? Когда в столовой во время обеда такие очереди… Уже и часовой перерыв почти закончился, а народ ещё в нескольких саженных шагах от раздачи. Времени на то, чтобы за столик сесть, да с толком и расстановкой покушать, совершенно не остается. Быстрее, быстрее! Проглотил и побежал на следующую пару.

А , промежду прочим, уважительного отношения к себе требует. И когда вот так… Аля-улю. Проглотил, не жуя, и побежал. Как это всё называется?

Ну, мы и стали присматриваться к опыту товарищей по несчастью. Они-то как проблему решают?

Вон, девчонки, например. Скинулись комнатой, купили продуктов на общественные деньги, в воскресенье наварили дня на три вперед. И в обед уже не в столовую – в общагу. Пришли не торопясь, разогрели заранее приготовленное. С чувством, толком пообедали. Ещё, как минимум, полчаса до следующей пары остается. Пожалуйста, упал, если так уж хочется, да надавил на массу минут двадцать.

На первый взгляд, вроде бы и неплохо. Никакой спешки. Раз. Здоровая, собственного приготовления пища, а не столовский комбижир. Два. И дешевле! Если прикинуть – сколько их там в столовой? На кассе, на раздаче, повара. Заведующая! И все зарплату получают. А тут – всё сами. Без зарплаты. Только на . И всё.

Но как более внимательно всмотреться… «В воскресенье наварили дня на три вперед». А если вспомнить, как окончание колхозной страды отмечали? Когда на самодельные пельмени вся мужская составляющая курса сбежалась. Налеплено-то их было… Сколько налепилось из того фарша, что был куплен на все остатки послеколхозных денег. Чтобы порубать тех пельмешек, так порубать. От пуза.

А что пузо не примет – в морозилку. И что в неё по итогу удалось положить?! Кастрюлю потом три вечера по всей общаге искали. И мыли её потом. Сами. Хоть бы одна обожравшаяся пельменей скотина по ней тряпкой провела!

«Наварим в воскресенье»… К ночи от того, что наварим, ничего не останется! И что тогда в понедельник есть? А во вторник? В среду? Как при таком печальном раскладе обустроить процесс питания?

В общем, прикинули мы с приятелями и решили, что «про запас» готовить не будем. Скинемся на неделю и отдадим деньги самому хозяйственному. Типа – казначею. А уже он ежедневно будет выдавать дежурному энную сумму. Тот перед обедом с последней пары свалил и, пока остальные полтора часа пишут лекцию за себя и того парня, – в магазинчик. Затарился, чем посчитал нужным, и прямым ходом – на кухню. Пока пара закончится, он чего-нибудь горяченького и сварганит.

Вроде бы, ничего, нормальный вариант. И в очереди не стоять. И дешевле. У девчонок же получается. У нас тоже… Получилось. Правда, не совсем то и далеко не так, как планировалось. А как хорошо всё задумывалось!

… Когда перед последней парой мы своего дежурного по магазинам снарядили, планы у нас были совсем не наполеоновские. Так, кашки бы рисовой. Горяченькой. И чайку с бутерами. Когда колбаса по толщине нарезается не меньше того куска хлеба, на котором ей потом лежать.

И всё! Казалось бы – ну, чего сложного? Не то что без интегралов… Даже неизвестных в этой кулинарной задачке нет. Но… Это только казалось. Нашлись неизвестные. Да ещё какие!

Это мы сразу, как только в общагу зашли, поняли. Ну, а как на кухню всей толпой ввалились… Лучше бы мы на неё и не заходили. Не очень приветливо она нас встретила.

Девчонки носятся по всей кухне, как угорелые, со своими кастрюльками, от холодильника к плите и обратно. Орут во весь голос что-то непонятное, но очень эмоциональное, а поставить посуду на плиту и разогреть содержимое… Некуда! Наш «дежурный» все восемь конфорок на двух газовых плитах занял. Своею рисовой кашей.

И всё то, что одному ему предназначалось… На всех нас выплеснулось. Но мы быстро сориентировались. «Вспышка кругом»!

Схватили по кастрюльке в каждую руку и, оставив ещё две девчонкам в качестве почетного трофея, быстренько… Просто пулей, к себе в комнату, как мышки, забились.

На всякий случай стол к двери придвинули и… Ни гу-гу!

Только после того, как девчонки, разогрев всё, что им было нужно, разбрелись по своим комнатам, а в коридоре стало тихо… Вот тогда «дежурный» и рассказал, что тут у него приключилось.

* * *
– «Чё-чё». Ну, заскочил в «стекляшку», купил кило фасованного риса. И прямым ходом – на кухню. По шкафчику пошерудил – все большие кастрюли как корова языком слизнула. Девки-то в воскресенье на неделю вперед наварили. Вот все солидные ёмкости и позанимали. Холодильник весь ими заставили.

Но мне они, так-то разобраться, – и ни к чему. И в литровую весь влез. Сначала, правда, не хотел. Но я его утрамбовал. Потрёс кастрюльку аккуратненько, чтобы рис осел. А после этого – досыпал остатки из пакета. Потом водички тихонько налил. По самый край. Рис еле-еле прикрыло.

Кастрюлю – на плиту. Как закипело, огонь убавил, чтобы рис не выплескивало, и пошел в комнату. , колбасу порезать.

Не успел нож достать, слышу – с кухни орут: «Мужики! Мужики, что тут у вас?» Да что там у нас? Рис в кастрюльке варится. Я всё бросил, бегом на кухню.

Влетаю туда, смотрю… Ёкарный бабай!

Рис. Разбух, что ли? Или ещё что с ним случилось, но он ка-ак попер через край кастрюли! Я к шкафчику быстро. Схватил вторую кастрюлю, перебросил в неё половину риса из первой, долил воды и уже обе ёмкости на плиту поставил. Не успел отдышаться, как рис… Туды ж его через коромысло! Ну, до чего крупа вредная. Уже из двух кастрюль – через край.

Я опять к шкафчику. А он-то не резиновый. Только одна свободная кастрюля осталась. И в неё из двух – не влазит уже. Ну, я – к соседям на кухню. Схватил всё, что у них пустого было, и – обратно! Одна нога там, другая здесь. А вот поди ж ты… Пока туда-сюда, у меня и пригорело малость.

А вы не морщитесь, не морщитесь. Там только у самого дна пригорело. А до него… Нормальный рис. Ну, с дымком. Так оно – как с костра. Пионерами, что ли не были? В походы не ходили? Вот и не бурчите, ешьте. Ешьте.

Голодное брюхо – к разговорам глухо. А если у вас силы ещё и на них остались, значит… Значит, вы – не голодные.

* * *
И – что сделаешь? – ели мы этот частично пригорелый рис. Дня три.

Как оказалось, «дежурный» наш не только не помыл крупу, перед тем как в кастрюльку засыпать, но даже и не перебрал её. Представляете, как нам елось?! И плевалось!

Только не надо сразу о чем-то плохом. Мы в сторону кашевара плевать даже и не думали. Ага. Посмотришь на его лапу, что размером с малую саперную лопатку… Всякое желание плеваться пропадает. Особенно в его сторону.

А куда на пол там. Или на обтянутую клеёнкой столешницу. Рядом с тарелкой. Это – можно. Как почувствовал на зубах камешек неразгрызаемый, так и плюнул. И хрустишь этой кашей дальше.

Bon appetite!

Источник статьи: koko.by — Кулинарная социальная сеть